«Пятнистая тварь» Советского союза

"Пятнистая тварь" Советского союза

«Понимать других — это великое счастье. Прощать — это великая ответственность, ибо только прощение может быть превыше справедливости, как любовь — выше закона. Понять и не простить — это очень тяжелое нравственное решение. Часто прощал и прощаю своих личных недругов и даже друзей, которые меня предали. Порой понимал и, возможно, понимаю недругов моего Отечества, но прощать их — значит самому предавать. И Отечество, и всех, кого любишь.

О тех, кому прощать нельзя.

…Слишком одиозной к тому времени стала для меня, да и для многих миллионов советских людей фигура руководителя КПСС и СССР Михаила Сергеевича Горбачева.

Первоначальные огромные ожидания, связанные с молодым, говорящим без бумажки партийным и государственным лидером страны достаточно быстро стали меняться на досаду и разочарование.

Первоначально я планировал формулировать тему главы так: Михаил Горбачев: предатель или дурак? Но вовремя исправился. Во-первых, в слове «дурак» для русского человека скрывается какая-то трогательная снисходительность, восходящая к народным сказкам, а применительно к советскому руководителю такая снисходительность неуместна. Во-вторых, не смог бы дурак сделать карьеру вплоть до первого секретаря Ставропольского крайкома партии, а потом и Генерального секретаря ЦК КПСС. Очень даже не дурак! Но имея такие безбрежные возможности — всё бездарно потерять? Не умный, точно.

Не ставлю себе цели анализировать биографию М. Горбачева. Отмечу лишь вещи, которые вызывают наибольшие вопросы.

Прежде всего Мальта 1989 года.

К теме Мальты мое внимание впервые привлек в 1995 году Ю.А. Квицинский. Юлий Александрович, выдающийся советский дипломат тогда был безработным и принял мое приглашение пойти на выборы в нашем партийном списке. Говоря о встрече Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева на Мальте с Президентом США Дж. Бушем-старшим 2-3 декабря 1989 г., он обратил мое внимание на потрясающий факт — на решающую встречу со своим американским партнером М.С. Горбачев отправился один, не взяв помощника и даже советского переводчика.

Такого не бывает и не должно быть: даже во время встреч «один на один» присутствуют, как минимум, переводчики сторон, а то и помощники. Горбачев не взял никого.

И ведь действительно, встреча на высшем уровне на Мальте стала неким рубежом: менее чем через месяц после неё в Румынии произошло убийство Н. Чаушеску, стал разрушаться Варшавский договор, СЭВ, а за ними и СССР.

Неожиданный случай узнать о той закрытой встрече представился 8 мая 1998 года в Берлине, на коллоквиуме «Рах Amerikana?». В первом ряду коллоквиума мы оказались за столом рядом с госсекретарем США при Дж. Буше-старшем Джеймсом Бейкером. С помощью российского дипломата А.С. Сургаева удалось обстоятельно переговорить о советско-американских отношениях конца 80-х. Рассказ Бейкера был невероятен, но впоследствии его содержание мне подтвердил видный российский историк Л.Н. Доброхотов, работавший в начале 90-х годов в российском посольстве в США, также встречавшийся с Дж. Бейкером.

Суть истории проста. Прежде всего, из рассказа высокопоставленного американца следовало, что на встрече Буша с Горбачевым был не только американский переводчик, но ещё и, как минимум, государственный секретарь США. Беседа была столь содержательна, что вечером у себя в каюте Дж. Бейкер обнаружит, что его рука будет синей, столь часто он себя норовил ущипнуть ради того, чтобы убедиться в реальности происходящего. Это был не сон.

Начиная беседу, М. Горбачев сообщил американским собеседникам, что руководство СССР приняло решение ликвидировать Варшавский договор. Президент Буш, повернувшись к Бейкеру, выразил досаду, что эта тема не предполагалась к обсуждению, и он лично не уверен, что удастся убедить союзников в Европе пойти на встречную ликвидацию НАТО. Бейкер тоже так полагал, но был готов незамедлительно приступить к консультациям с европейцами. После объявленного по просьбе американцев перерыва Дж. Буш спросил у М. Горбачева, какие условия при ликвидации Варшавского договора выдвигает СССР.

— Никаких условий! — заявил М. Горбачев, сопровождая свои слова эффектным жестом руки.

Между тем, советское руководство не принимало тех решений, о которых говорил Горбачев. Решение об упразднении военных структур Организации Варшавского договора будет принято только 25 февраля 1991 г., когда среди руководителей стран Восточной Европу не останется никого, способного сопротивляться Горбачеву. А решение о прекращении действия Договора состоится вообще только 1 июля 1991 года.

Обрушение советской перестройки и обрушение всей социалистической системы в Европе строилось на предательстве, во главе которого стоял Генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев».

 

Что надо понять? Это 1989 год – руководящая роль партии ещё безусловна. А что это значит?

Формально высшими руководящими органами собственно партии (КПСС) были собрания или съезды, но фактически партией (и страной) руководил Центральный комитет (ЦК), который собирался на пленумы три раза в году, на пленумах ЦК избирались секретари партии для руководства собственно партией и члены Политбюро для руководства государством. ЦК КПСС – это правящая элита СССР.

И руководящая роль КПСС должна была осуществляться так. Любой мало-мальски важный государственный вопрос, контролируемый партией, поступал сначала к секретарям ЦК КПСС, и если они считали необходимым принять по нему решение, которое исполнял бы весь народ, то от них этот вопрос поступал в Политбюро. А персональный состав Политбюро имел принципиальную особенность — официальный глава страны, председатель Совмина всегда был членом Политбюро, Глава Советской власти — председатель Президиума Верховного Совета СССР, — также был членом Политбюро. Членами Политбюро были и наиболее выдающиеся на тот момент государственные деятели, по меньшей мере те, кто таковыми обязан был быть. Итак, поступая в Политбюро, вопрос рассматривался, и если он мог быть решен Политбюро на основании действующих законов, то Политбюро находило решение и передавало его для исполнения находившемуся в составе Политбюро Председателю Правительства СССР. Таким образом получалось, что глава СССР, перед тем, как рассмотреть вопрос со своими министрами на заседании Совета Министров, сначала на рассматривал его с товарищами по партии на Политбюро.

А если вопрос требовал изменения законов Советского Союза, то решение, найденное Политбюро, передавалось для исполнения председателю Президиума Верховного Совета, и Президиум издавал соответствующий указ, либо изменял или принимал новые законы, утверждая их впоследствии на съезде Верховного Совета.

Не глава правительства, как по Конституции, а Политбюро было ГЛАВОЙ СССР, и нашем случае надо понимать, что управление и партией, и страной было коллегиальным – ОБЩИМ. То есть, все члены Политбюро знали все вопросы страны одинаково в силу того, что они по всем вопросам выносили общее решение. По-другому быть не могло. Как же я, член Политбюро, буду голосовать, если не знаю по этому вопросу всего, что необходимо знать?

Поэтому при Сталине даже его незначительные встречи и переговоры с иностранцами, даже с журналистами стенографировались или стенографом, или переводчиком, текст стенограммы размножался и рассылался для знакомства всем членам Политбюро, а в особо важных случаях, и членам ЦК.

Вот пример. В 1939 году немцам срочно потребовался пакт о ненападении с СССР. Нам он тоже был нужен, как воздух, но Сталин не потерял самообладания и условием заключения пакта о ненападении поставил немцам требование кредита и поставки на сумму этого кредита оружия и промышленного оборудования для производства оружия. Немцы вынуждены были уступить – они дали СССР кредит в 200 млн. марок (их собственный золото-валютный запас в это время был всего 500 млн) и заключили с СССР еще и дополнительное торговое соглашение на поставку немецких оружия и оборудования в обмен на советское сырье.

Делалось все это в спешке и наши внешнеторговые организации немцев «обули» — в контрактах оговорили вес поставляемого в Германию железа в руде в тоннах, но «забыли» указать нижний предел железа в руде в процентах. В результате СССР стал в обмен на оружие отгружать в Германию не руду, а породу со своих отвалов, которую в доменную печь ну никак нельзя было грузить. Когда немцы поняли, что именно мы им всучили, то в Москву, невзирая на праздники, прибыл из Германии К. Риттер, министр и посол Германии по особым поручениям. Сталин принял его прямо на Новый год – в ночь с 31 декабря 1939 года на 1 января 1940 года. Пустячный торговый вопрос, тем более, что Сталин вёл переговоры не только с переводчиком и стенографистом, но и с наркомами (министрами) торговли и чёрной металлургии СССР. Тем не менее, стенограмма его переговоров с немецким министром была разослана остальным членам Политбюро, для понимания, о чём говорил с немцем фактический Генсек ВКП(б) (фактически Сталин Генеральным секретарём не был – такой должности в то время не было).

Разумеется, велика роль Сталина в понимании им значения коллегиальности в управлении страной, но нельзя недооценивать и тогдашних членов Политбюро и ЦК. Если бы при них Сталин уединился с кем-то из иностранцев для какого-то разговора, то вне зависимости от того, о чём они могли говорить (пусть даже о выращивание роз в Подмосковье), это уединение привело бы к тому, что Сталина исключили бы из Политбюро, ЦК и, вполне возможно, — из партии.

А как иначе? Главу СССР Н. Рыкова убрали из руководящих органов только потому, что тот злоупотреблял спиртным, а уж за секретничанье с иностранцами! За последовавшее секретничанье с иностранцами его просто расстреляли.

Так, что дело не только в том, что Генеральный секретарь ЦК КПСС и на тот момент Председатель Верховного Совета СССР Горбачёв был гнилым – к 1989 году уже вся элита СССР сгнила – ей уже стало безразлично, что будет со страной, соответственно, стало безразлично то, о чём Горбачёв договаривался с «потенциальным противником». Ведь США на тот момент (даже больше, чем немцы в 1940 году) были тем врагом, к войне с которым готовилась Советская Армия, для противодействия которому и создавался Варшавский договор. Как же можно было допустить, чтобы с ними секретничал всего лишь исполнитель при главном руководящем органе страны?

Этим «государственным деятелям» СССР стало важным только их личное благополучие, а уж из этого человеческого гнилья на месте элиты СССР и всплыла эта пятнистая тварь, цинично предавшая и великую страну, и её народ.

Предыдущая запись Врачи рассказали, чем полезна теплая вода в холода
Следующая запись Путин даст налоговый вычет за оздоровление

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика